Untitled Document
МОСКОВСКИЕ НОВОСТИ


ДОМ НА ОДНУ ЖИЗНЬ

Привилегия жить в особняке доступна единицам, но жизнь эта не так сладка, как кажется

Антон Размахнин, Петр Кассин (фото)


ДОМ НА ОДНУ ЖИЗНЬЧастный дом в центре большого города - не диво для мировых столиц. Однако Москва - случай особый, итоги национализации здесь, в отличие от итогов приватизации, пересматривать никто не рвется. Во многих старинных особняках с комфортом расположились офисы и государственные учреждения. Во многих - но не во всех.

Есть в городе несколько домов, которые выбиваются из общего правила. Там живут семьями, так же, как в Лондоне или Стокгольме. По мере сил наслаждаются сочетанием частного владения и удобств мегаполиса. И сражаются за право на существование с теми, кто считает такое положение дел "неэффективным".

За заслуги перед Отечеством

Еще совсем недавно в Молочном переулке, рядом с Остоженкой, стоял двухэтажный дом, в котором с 1912 года жила семья обрусевшего немца, купца Зигфрида Таля. В советские годы дом "уплотнили", но владельцы не пожелали покинуть насиженное место даже после того, как в 1968 году остальных жильцов отселили. Глава семьи, художник Евгений Филатов, почти 40 лет отстаивал право особняка на существование. Однако большие деньги - штука посильнее, чем советская власть.

Правительство Москвы провело тендер на этот участок, его выиграла компания "Складская база ТНП", и в 2004 году Филатовых выселили по решению суда. А через год особняк был снесен. Сейчас на его месте строится... внешне похожий дом, но кирпичный и с подземным паркингом.

Вообще случаи, когда особняк оставался домом на одну семью, -большая редкость. У каждого такого здания - своя, почти детективная история. Скажем, идиллический одноэтажный дом в Мансуровском переулке, что между Остоженкой и Пречистенкой, после революции был передан ученому-минералогу Гору - правнук профессора живет в этом доме и по сей день. Дом в Головинском переулке был подарен в 1925 году некоему чернокожему американцу, деятелю Коминтерна. Наиболее известный случай - предоставление особняка Рябушинских на Малой Никитской вернувшемуся в СССР из эмиграции Максиму Горькому. Владение такой жилплощадью было пожизненным, но не наследуемым.

Ни квартир, ни коврижек

Есть и другая категория особняков - дома, построенные выдающимися творческими работниками в качестве собственных мастерских. Здесь де-факто имело место наследственное владение домами: в большинстве таких особняков по сей день живут потомки их строителей. Другое дело, что живут по-разному: так, потомки знаменитого скульптора Вучетича, чей неоклассический особняк "открывает" знаменитый дачный поселок на Тимирязевской улице, попросту сдают дом в аренду.

Авангардный дом Мельникова на Арбате, в 1987 году вошедший в список памятников архитектуры и находящийся под охраной государства, оказался объектом судебных разбирательств. Еще в 1927 году архитектор-конструктивист Константин Мельников получил в Кривоарбатском переулке 8 соток под строительство дома-мастерской. Его не так давно скончавшийся сын Виктор завещал России свою половину дома с тем, чтобы там был сделан музей, а вторую половину, принадлежавшую его племяннику Алексею Ильканаеву, приобрел сенатор от Бурятского округа Сергей Гордеев. Несмотря на то, что дочь Виктора Елена требует признать действительной дарственную на дом, выданную ей отцом и опротестованную им же два года назад, дом в любом случае не будет принадлежать потомкам архитектора: сенатор собирается выкупить у Елены Викторовны и ее долю.

А вот сын скульптора Матвея Манизера, художник, продолжает жить в отцовском доме на улице Восьмого Марта. Пока еще обитают в "наследной мастерской" и потомки Веры Мухиной: однажды "МН" уже писали о проблемах, возникших у обитателей дома в Пречистенском переулке. В целом же, поскольку такие постройки еще не обветшали, а собственность на них оформлена обычно грамотно, над домами-мастерскими еще не нависла столь явная угроза, как над особняками позапрошлого века.

Сказанное относится, впрочем, лишь к высшей касте столичного "частного сектора". Есть дома куда скромнее. Во дворах Пятницкой улицы можно увидеть живописные флигельки с веревками, на которых по-провинциальному сушится белье. Впрочем, побывавшие внутри рассказывают об ужасных с точки зрения комфорта условиях: зимой холодно, канализация и водопровод работают не везде. Из жильцов в таких домиках остались только те, кому ни за какие коврижки не нужна благоустроенная квартира на окраине. Все те же художники, архитекторы, писатели.

В ногу со временем

Наконец, самая многочисленная группа "частновладельцев" - жители бывших предместий Москвы, ныне поглощенных городом. Например, еще недавно возле метро "Динамо" высился зеленый деревянный домик - единственный остаток дачной застройки Петровского парка. Последнее время он стоял необитаемый, обнесенный забором; сейчас на его месте строится магазин.

Впрочем, пессимистический сценарий для особняка - не единственный. Чуть ли не в святочный рассказ просится история дома Пороховщикова, что в Староконюшенном переулке. Отгремела революция, особняк был национализирован, и в 1996 году, после долгой бюрократической волокиты, его арендовал на 49 лет актер Александр Пороховщиков - правнук последнего владельца дома. Дом обветшал, и правительство Москвы издало постановление, которое предусматривало не только реставрацию самого памятника архитектуры, но и строительство жилого дома в границах исторического домовладения. "Жилой дом" оказался четырехэтажным таунхаусом, под которым разместилась стоянка на семь машино-мест, а на первом этаже - охрана и консьерж, небольшой кинозал в викторианском стиле, бассейн и сауна. Вместе со своим дощатым предком нью-особняк был объявлен частью "музейно-жилого комплекса Дом Пороховщикова". Сам г-н Пороховщиков терпеливо ждет окончания реставрации, чтобы открыть свой театр-студию так сказать, прямо "на дому".

В наше время сохранить за собой родовое гнездышко в Москве способны только люди с недюжинной предпринимательской жилкой и бешеной целеустремленностью. Похоже, чтобы вишневые сады не вырубались, современным Раневским придется стать немного Лопахиными.

В СОДЕРЖАНИЕ последнего номера "МН"

Добавить на NEWSLAND

Досье МН

ВЫНОС

Сергей Петров, председатель Комиссии по монументальному искусству при Мосгордуме:


- Год от года старинных особняков становится все меньше. Отчасти из-за пожаров: в подвалах живут бомжи, разводят там костры. В районе Курского вокзала сгорел последний из домов, с которыми была связана судьба известного русского хирурга Пирогова. На днях подожгли особняк Морозовых рядом с Малой Бронной.

За последний год, к сожалению, очень многие из них перевели с федерального на местное значение, значит, они могут быть проданы. Зачастую если что и сохраняется от дома, это внешний вид, внутри все переделывается. Печально, потому что памятник - это не только фасад, выходящий на магистраль. У покупателей возникают проблемы с консервационными и реставрационными работами: ведь если памятник является частной собственностью, следить за его состоянием обязан владелец, причем за свой счет: обременение полное.

Многие "дома с историей" идут под снос под предлогом "государственных нужд". Когда строился Олимпийский проспект, на Самотеке снесли ряд особняков, архитектурных памятников, удивительных по своей ценности, по красоте. На Воздвиженке погиб дом, где жил Рахманинов, на Фрунзе - усадьба Трубецких, потом дом, где жил Чайковский, да и Пушкин там бывал - тоже снесли, построили новое здание Министерства обороны. Но это было в советское время. А сейчас... Сейчас вообще беспредел.


Copyright 1998-2004 ИД "МОСКОВСКИЕ НОВОСТИ"
E-mail: info@mn.ru Тел. 540-99-22

Адрес статьи: http://www.kzpg.ru/pressa/mn050307_1.htm